Соседей выбирают


Идея «поселиться за городом с хорошими людьми» перестаёт быть утопией. Бизнесмены, актёры, учителя, айтишники объединяются и сбегают из Иркутска от неприятных соседей и диких цен на жильё. Специальный юридический статус для них пока отсутствует, поэтому они выбирают разные формы существования – от дачных партнёрств до крестьянско-фермерских хозяйств. Массовым тренд назвать пока нельзя: многие поселения только создаются. «Конкурент» попробовал понять, как устроены подобные сообщества и далеки ли они от стереотипов про «религиозных фанатиков» и «попов-многожёнцев».

Экопоместье как мечта

Несколько лет назад из Центральной России в Иркутскую область пришла идея родовых поселений – круглогодичных дачных посёлков на особый лад. Поселения предполагалось строить вдали от городов, где пагубное воздействие цивилизации сведено к минимуму. На каждую семью, по задумке, должен приходиться один гектар земли. На территории поместья помимо экодома и дворовых построек должны располагаться огород, небольшой лесок и даже пруд. Всё это, по мнению приверженцев идеи родовых поселений, необходимо человеку для полноценного существования. Главный постулат жизни в любом таком поселении – согласие с природой, окружающими людьми. При этом здесь не отрицают здорового прагматизма: люди не стремятся к отшельнической жизни, зарабатывают ремёслами, выращивают овощи и фрукты на продажу. 

Родовые поселения активно стали появляться в начале 2000-х годов. Люди, объединённые одной идеей, селились на бросовых землях сельхозназначения или образовывали своё поселение на базе уже существующей деревни, дачного партнёрства. Их участники, как правило, тоже платят членские взносы при поступлении – 20–100 тыс. рублей. Деньги идут на общеродовые нужды: содержание территории, дорог, гостевого домика. Плата взимается даже с тех, кто решил себя испытать и поселился в гостевом доме. Но если человек отказывается от идеи переехать, часть средств ему возвращается.

Сейчас на территории России насчитывается более сотни родовых и экопоселений. На федеральном сайте поселенцы постоянно подчёркивают, что живут «без фанатичного поклонения идее и жёстких правил». Впрочем, определённые ограничения есть. Главное отличие родового поселения от классического дачного посёлка – индивидуальный подбор соседей. Новых поселенцев принимают в свои ряды на общих собраниях. Для того чтобы получить возможность строиться, нужно заручиться поддержкой всех старожилов. 

Привычки, а не материальный достаток становятся критериями для потенциальных поселенцев. Во время испытательного срока, который может длиться до года, желающие вступить в содружество родовых поместий должны положительно зарекомендовать себя. Так, на сайтах многих экопоселений страны жирными буквами прописано: «Обращаемся к мясоедам, алкоголепотребляющим и матоговорящим. Просьба сменить привычки, только после этого – добро пожаловать». 


 «Мы не отшельники. Мы Родину строим»

 

В родовых поселениях подчёркивают, что они не стремятся к отшельнической жизни

В Приангарье официально заявили о себе три родовых поселения: «Русь изначальная», «Ромашка» и «Ладога». Наиболее известно последнее. «Ладога» появилась одной из первых в Приангарье. Первопроходцы поселились на поле размером 120 гектаров недалеко от Большой Елани в Усольском районе. Заброшенные, истощённые земли сельхозназначения несколько семей решили превратить в собственный райский уголок. 

Добраться сюда зимой проблематично: дорога идёт через поле, она никем не обслуживается, ладожцы (как они называют себя) своими силами пытаются содержать её. В слякоть, снегопад или дождь проехать до «Ладоги» можно только на джипе. Место для будущего родового поселения инициативная группа выбрала не случайно: рядом лес, до ближайшего населённого пункта около двух километров, есть возможность уединиться. Впрочем, один из «первопроходцев» Александр Селедцов вспоминает, что ни у кого изначально не было идеи отшельничества. «Мы так же работаем, так же выезжаем в город, некоторые из нас имеют свой бизнес. Не отказались от сотовых телефонов, ноутбуков, телевизоров. Участвовали в выборах. Правда, перешли на альтернативные источники энергии – солнечные батареи», – отметил он. 

В 2003 году «Ладога» была зарегистрирована как дачное некоммерческое партнёрство. Бросовые земли были переданы партнёрству в аренду на 49 лет. С того времени началось поэтапное возведение родового поселения. Первым делом ладожцы сделали заслон от ветров – живую изгородь. За эти годы поселенцы для улучшения экологии и особого микроклимата высадили несколько десятков тысяч деревьев и кустарников. Заборов на территории «Ладоги» изначально не было: отгораживаться друг от друга здесь никто не собирался. 

Дома в поселениях строятся по собственным проектам

Сейчас «Ладога» похожа на небольшой дачный посёлок. Дома разной степени готовности стоят в строгом порядке, чтобы никто никому не мешал. Одноэтажные, двухэтажные, деревянные, соломенные – жёстких ограничений здесь нет. Главное – принцип экологичности и согласия соседей. Мнение семей, которые живут вокруг, здесь особенно важно. Все решения относительно жизни поселения принимаются на общих собраниях в гостевом доме. «Для нас важно, чтобы люди здесь жили в согласии с собой, друг с другом, с природой», – подчёркивают поселенцы. 

Большинство домов в «Ладоге» ещё не достроены: где-то только поставлен сруб, где-то окна на время затянуты плёнкой, где-то нет обшивки. Дома ладожцы строят сами: собираются мужчины и ставят сруб, женщины готовят им обеды и ужины. Поселение быстро разрастается, сейчас здесь стоит почти два десятка домов. Как рассказал поселенец Александр Огнев, некоторые семьи на период строительства уходят зимовать в «лисьи норы», напоминающие землянки: основная часть дома находится под землёй, что позволяет сохранять тепло в сильные морозы, на улице виднеются лишь небольшое окно и крыша. Сами ладожцы отмечают, что «лисьи норы» очень тёплые и уютные. 

Человек, который изменил всё

Есть в «Ладоге» и обжитые дома. Семья Селедцовых перезимовала в своём экодоме уже не одну зиму. В своё время они бросили дом и работу, решив отказаться от привычного образа жизни и создать родовое поселение. «Сейчас не найдёшь человека, который бы ответил, что такое Родина. Это же не «трёшка» в панельном доме и не бабушкин домик в деревне, в который вы приезжаете раз в несколько лет. Мы хотим создать особенное место, в которое захочется возвращаться и нам, и внукам. Мы показываем альтернативный путь для России, показываем, что можно самим строить свою жизнь, а не выступать на митингах с требованиями к властям. Мы строим Родину», – делится своей мечтой Александр Седлецкий.

Десятки семей бросают благополучную жизнь в крупных городах и посёлках области, чтобы в чистом поле начать строить свою жизнь заново

Таких единомышленников в родовом поселении сейчас насчитывается почти 50 человек. 20 семей бросили благополучную жизнь в крупных городах и посёлках области, чтобы начать всё заново. Большая часть ладожцев – с высшим образованием, это взрослые состоявшиеся люди, которые в определённый момент решили круто изменить жизнь. «Раньше я работал в Доме культуры. В один момент понял, что при выходе на сцену не испытываю радости, не могу её нести людям. Вот тогда и решил, что нужно что-то менять», – добавил Александр Седлецкий.

В отличие от других поселений, в «Ладоге» при приёме нет жёсткого отбора. Здесь мирно соседствуют сыроеды, вегетарианцы, приверженцы традиционного питания. Отношение к алкоголю тоже неоднозначное. Полного отрицания его нет, но распивать спиртные напитки, как и курить, нельзя в местах общего пользования: в гостевом доме, на детских площадках, на летних общеродовых террасах.

«Зелёная» зона»

Жители родовых поселений называют свои поместья экотерриториями. Здесь не только продумываются материалы, из которых возводят дворовые постройки, но и решается вопрос утилизации мусора. В «Ладоге» первое, что бросается в глаза, – отсутствие свалок. Как пояснили ладожцы, они применяют метод селективного сбора мусора. Пищевые отходы здесь используются в качестве удобрений. «В городе практически каждый день выносили пакеты с отходами. Теперь же практически всё остаётся в поместье. Даже пластик научились приспосабливать: его можно положить на дно компоста. Тогда грядки получаются тёплыми и пластик быстрее разлагается», – делятся секретом в поселении. Особое отношение здесь к энергетике. В домах используются солнечные батареи. Впрочем, рассказал житель «Ладоги» Александр Огнев, нынешней зимой уже несколько раз пришлось заводить генераторы: во всех домах есть ноутбуки, мобильные телефоны, электроприборы, а солнечные дни были слишком короткими, и аккумуляторы не справлялись. 

Экоподход у родопоселенцев применяется и к обработке огорода. Бросовая земля, которую заняли ладожцы, когда-то принадлежала совхозу «Большееланский», но из-за истощения почвы была выведена из севооборота. На неплодородной земле пытались закрепиться фермеры, но глина и песок не давали урожая. За пять лет ладожцы доказали, что эта земля не бесполезна. «Мы высадили десятки тысяч деревьев. Здесь растёт всё, мы не тревожим почву, даём ей восстанавливаться. Стараемся не копать её лишний раз, не выдираем траву, чтобы не нарушить природный баланс. Сейчас даже арбузы свои выращиваем», – с гордостью рассказала Валентина Селедцова. 

В свои руки ладожцы взяли и образование детей. Многие сделали выбор в пользу домашнего обучения, а не школы в Большой Елани. «У нас живут учителя почти всех школьных предметов, даже кандидат наук, и просто образованные люди. Ребятишки всегда могут обратиться за помощью к любому взрослому. Например, учительница математики Татьяна почти весь год прозанималась с одним мальчиком», – пояснила Валентина Селедцова, психолог по образованию. Проблем с воспитанием, уверяют поселенцы, не существует. Молодые мамы подменяют друг друга, дети запросто ходят в гости к соседям. «Здесь все живут на виду, воспитываем детей вместе, друг друга чему-то учим», – добавляют ладожцы. И постоянно подчёркивают, что у них нет головной боли по поводу очереди в детских садах. 

Поддержка Жириновского

 

Родовое поселение «Ладога» быстро разрастается. Сейчас здесь около двух десятков домов

 

И если ладожцы охотно рассказывают о своём поселении, то жители других общин предпочитают не распространяться на эту тему. Один из участников поселения «Ромашка» (оно находится на территории иркутского садоводства «Фотон» в Мельничной Пади) согласился общаться с нами только после того, как специально провёл общий сбор поселенцев для обсуждения этого вопроса. «Пока не хотим рассказывать о своей жизни. Мы значительно отличаемся от родового поселения «Ладога». У них более ярко прослеживается идея, у нас же нет таких жёстких правил по внутренней жизни, по обработке земли. Просто подбираем себе соседей, чтобы можно было общаться и не бояться оставлять дом без присмотра. К тому же мы не находимся в отдалении от населённых пунктов», – пояснил он. Рассказывать о себе здесь не хотят также из-за косых взглядов людей, которые полагают, что поселенцы, уходящие строить дома в дикое поле, – религиозные фанатики. Про ладожцев вообще долгое время ходил слух, будто там «живёт поп с 12 жёнами». Однако в «Ромашке» и «Ладоге» подчеркнули, что идею родовых поместий поддерживают как верующие различных конфессий, так и атеисты. «У нас живут мусульмане, православные, буддисты», – отметил Александр Огнев. 

Юридический статус – то, что способно избавить поселенцев от многих проблем, в том числе домыслов горожан. По словам Огнева, больше года ладожцы добиваются разработки регионального закона о родовых поселениях. После того как региональные власти объяснили поселенцам, что родовой закон слишком сложен, чтобы принимать его на местном уровне, они обратились в ЛДПР, где заручились поддержкой Владимира Жириновского. Более того, поселенцы сейчас занимаются оформлением документов для создания собственной «Родной партии». Недавно к этой работе присоединилась «Ромашка». Это, по мнению иркутских поселенцев, позволит им самим влиять на продвижение необходимого законопроекта. Пока же статус земли «Ладоги» не определён, поэтому ладожцы прописаны в городах и посёлках области. «Мы сами выбираем себе соседей и дом. Мы сами строим Родину. Мы не ждём подачек. Нашли свой путь и идём по нему», – заключил Александр Огнев.

«Нормальные люди»

Идея выбора соседей и совместного строительства оказалась не чужда и тем, кто от проживания в городе отказывается по более прозаичным причинам и предпочитает менее крутые жизненные повороты. «У нас задача ставилась так: в мире очень много мудаков и недоверия. Два этих параметра нам не нравятся, – объясняет идею веб-дизайнер Дмитрий из Иркутска. – С другой стороны, есть группа хорошо знакомых людей (в нашем случае многие из них объединены общим увлечением), которые могут совместно (а значит, дешевле) решать множество бытовых вопросов. Поэтому возникла мысль: давайте соберёмся и сделаем периметр, внутри которого будет много людей, доверяющих друг другу». Вместе с единомышленниками с октября 2012 года он работает над созданием крестьянско-фермерского хозяйства на участке по Александровскому тракту. Рабочее название – «Нормальные люди». Выбор организационной формы Дмитрий объясняет просто: крестьянско-фермерское хозяйство даёт очень неплохую свободу в рамках нашего законодательства. «У нас есть несколько человек, которые действительно хотят заниматься сельским хозяйством, так что всё по-честному», – говорит организатор. Кроме того, каждый владеет своей долей и продать её может только через остальных участников, которые имеют приоритет на покупку земли. Так что возможность выбирать соседей и решать, как быть с участками, остаётся у членов КФХ. Шанс, что земля уйдёт на сторону, ничтожно мал.

В этом году «Нормальные люди» планируют начать строительство. Потенциальные 15 участников уже готовы. Часть из них собирается продать жильё в Иркутске, дабы вложиться в строительство. Площадь каждого надела – 20 или 40 соток, которые обойдутся участникам по 50 тыс. рублей вне зависимости от размера (однако в дальнейшем владельцы 40 соток будут платить двойной взнос на общие нужды: установку забора, строительство забора и так далее). «Люди готовы вложить небольшие суммы денег в землю (и грядущую независимость) и большие – в личное строительство и благоустройство всего поселения», – поясняет Дмитрий. В идеале, описывает он, с точки зрения коммуникаций КФХ должно быть по максимуму автономным: скважины на два–четыре соседних дома, септики, коллективный договор на их очистку, комбинированное отопление (электричество и твёрдое топливо). Впрочем, даже при полной инфраструктурной изоляции «Нормальные люди» не собираются ограничивать контакты с внешним миром: для гостей в проекте дома Дмитрий предусмотрел отдельную комнату и большую летнюю кухню.

Вслед за друзьями и знакомыми в посёлок Николов Посад (Марковское муниципальное образование) собралась переезжать Асия с супругом, они тоже работают в IT-сфере. Идеей загорелись после того, как побывали в гостях у друга в Николовом Посаде. К тому моменту у семьи была квартира в «Иннокентьевской слободе», строительство которой растянулось на четыре года (за это время пара успела переплатить около миллиона рублей за аренду съёмного жилья и процентов по кредиту). Избавившись от жилья в «Слободе», Асия с мужем решили инвестировать деньги в покупку 15 соток и строительство дома с приятным соседством. «Причин было несколько. Даже имея хороший заработок, мы не могли позволить себе «трёшку» в Иркутске. Проще постепенно вкладываться в строительство дома, – говорит Асия. – Кроме того, лично меня в съёмных квартирах достали соседи: даже на балкон выйти нельзя – накурено». 

Точный бюджет строительства Асия назвать не берётся. Хотя отмечает, что наиболее затратным выглядит не столько строительство трёхэтажного дома из газобетона на 270 квадратов, сколько подключение к коммуникациям. Например, за врезку в водопровод придётся отдать 230 тыс. рублей. «Конечно, вся инфраструктура здесь делается без бюджетных денег, оттого такие высокие платежи», – говорит Асия. Это, впрочем, не останавливает её и других желающих поселиться в большом доме рядом с хорошими соседями. По словам собеседницы, вслед за ней участки в Николовом Посаде планируют купить ещё несколько её знакомых и коллег. 

 

Автор: Елена ПОСТНОВА, Екатерина АрБУЗОВА


Оставить комментарий

Комментарии: 0